Сценарий (закадровый текст) к фильму «Ак-Баур. Опыт познания»

Николай Топольняк


Когда-то здесь было море.

Но в неизмеримо далёкие времена в ходе грандиозных тектонических катаклизмов на его дне возникли  гигантские каменные складки.

Затем море отступило.

А взгромоздившиеся друг на друга гранитные кряжи теперь образуют  компактный горный массив на западной окраине Калбинского нагорья.

Местные жители называют его Сибинским, от имени удивительной красоты озёр, расположенных на его южной окраине.

Являясь дальним форпостом Алтайской горной системы, причудливо изрезанные хребты в полной мере отражают её своеобразные природные и энергетические свойства.

Именно особенные свойства этой местности с древних времён привлекали  человека интенсивно обживать её пространства.

До сих пор долины и склоны прилегающих гор буквально переполнены памятниками оседлой жизни людей. Многие из них и сегодня ещё неизвестны науке.

Здесь во множестве встречаются наскальные рисунки,  древние горные выработки, могильники загадочных народов. Часто можно найти орудия труда каменного века.

Вопреки тому, что этот край богат археологическим прошлым, серьёзные учёные обошли его стороной.

Окружённый долинами рек и шоссейными дорогами, этот горный массив хорошо доступен. Его давно облюбовали краеведы и натуралисты.

Видимо, благодаря всем этим обстоятельствам многие  исследователи и просветители подчёркивают особую священность этого уголка земли.

Они напрямую связывают его с существовавшей здесь некогда великой цивилизацией.

Рассказывают о её мистических тайнах и сокровищах разума.

Утверждают, что именно здесь земной мир соприкасался с высшим сознанием.

Все эти утверждения так и оставались бы легендами, если бы на восточной окраине Сибинского горного массива не был обнаружен уникальный памятник человеческой культуры, существовавшей около семи тысяч лет назад.

Его первооткрыватель, поэт и художник Евгений Курдаков,  увидел в нём храм под открытым небом.

По его мнению, древние архитекторы заложили в священное пространство храма модель пути спасения человечества в последнюю ледниковую эпоху.

Эта ошеломляющая для восприятия гипотеза сразу же выводит нас за рамки общепринятых представлений об Истории.

Без колебаний погрузив истоки современной цивилизации в безграничную глубину времени, столь удивительное предположение приглашает иначе взглянуть на далёкое прошлое.

Нам легко допустить, что уже пять или, даже, семь тысячелетий назад в этих долинах жили люди.

Но совсем не просто проникнуться мыслью, что они могли помнить свою историю на протяжении нескольких сотен веков.

Тем временем, разбуженное воображением сознание настойчиво заставляет  вглядываться в окружающее пространство, стремясь вникнуть в его скрытую суть.

А потом с удивлением понимаешь, что подталкиваемый безудержным любопытством, ты уже давно включился в поиски следов, ведущих в то самое прошлое.

Мало-помалу приходит понимание, что эта земля действительно хранит много интересного, а порой и таинственного.

Со временем суетное мельтешение мыслей затихает и, всё больше, начинаешь прислушиваться к собственным ощущениям.
И в какой-то момент покров забвения начинает приоткрываться.
Как вселенская тайна мироздания, взору, вдруг, открывается величественное зрелище.
С высоты тысячелетий на окружающий мир бесстрастно смотрит Сфинкс.

Разве, что пирамидальная форма горы, примыкающая к урочищу с запада да множество эффектных отрогов, замыкающих его с востока, останавливают внимание.
А так - ничем не примечательные пологие склоны, плавные ритмы холмов, каменные гряды гор, курчавые гранитные останцы, крошечные рощицы да обычные фермы со своим незатейливым бытом.
Можно многократно обойти эту долину и ничего особенного не увидеть.
Этот обыкновенный,  мало примечательный пейзаж поначалу даже разочаровывает.
Только выбивается из этого ряда странное сооружение из бесформенных плит рядом с одним из останцев - подобие забора из камня, перегородившего узкий проход у подножия горы.
Кто-то устроил загон для скота?
Вместе с тем, посвящённым известно, что здесь всегда жили люди.
Что Ак-Баур хранит великое множество древнейших могил разных народов, наскальные рисунки различных эпох, уникальный грот с редчайшей знаковой росписью.
Что именно здесь располагается уникальный храм эпохи неолита.
И только значительно позже, исходив долину вдоль и поперёк, всякий раз бессознательно возвращаясь к своеобразному забору, начинаешь смотреть на этот пейзаж иначе.
Мало-помалу пробудившееся в глубине души труднопреодолимое чувство, похожее на азарт или страсть, заставляет раз за разом подниматься вверх, поближе к пронзительно ясному небу.
Эта безудержная сила отрывает от насущных дел и настойчиво заставляет искать ответ на вопрос: «Что же происходило на этой земле много лет назад?».
И как вознаграждение, в один из дней с высоты птичьего полёта открывается поистине чудо: начинаешь различать, что у подножия горы, среди множества останцев всех форм и размеров, в гранитном отроге  кем-то убран громадный массив гранита.
На его месте устроен довольно широкий проход.
Образуя горизонтальную площадку, проход объединяет северный и западный склоны.
Вот на этой-то площадке, перегораживая её с востока на запад, и располагается тот самый забор из гранитных плит.
Покрытые патиной времени, эти  странные плиты как бы прячутся от случайного взора именно в этом месте.
Кажущаяся обыкновенность и удивительная растворённость в пространстве только подчёркивают их чрезвычайную древность.

Видимо, многие тысячелетия минули с тех пор, как люди над ними поработали.
За это время заботливая Природа тщательно зализала разрушенные бока отрога, приглушила плиты лишайниками, бережно укутала площадку в травяной ковёр.
И, изменённый когда-то, рельеф местности совершенно слился с окрестным ландшафтом.
Теперь всё здесь выглядит как естественное скопление  диких скал и камней.
Особенный ритм  окружающего пространства ещё сильнее подчёркивает своеобразный дух этого удивительного места.
Впечатления копятся и постепенно начинают переполнять сознание.
Потому, что стоит только на миг допустить, что площадка у подножия горы действительно устроена человеком, то История сразу же проваливается в бездонный колодец Времени.
Боясь поверить в удачу, ещё пристальнее вглядываешься в подножие горы и всё больше укрепляешься в мнении, что здесь действительно что-то построено.
И построено что-то очень важное. Иначе, зачем затрачивалось  бы столько силы, терпения и знаний?
Первые, же, попытки понять назначение столь странного, на первый взгляд, сооружения очень быстро убеждают, что устроено оно довольно сложно.
В месте, где круто опускающийся отрог упирается в долину, из его тела  на всю ширину  удалена значительная часть гранитной породы.
В результате в этом месте образовалась горизонтальная площадка, размером с небольшое футбольное поле.
Сохранившаяся оконечность отрога из-за выветривания  стала похожа на естественный останец, каких много разбросано по урочищу.
Останец сложен из естественных плит разной толщины и напоминает слоёный пирог.
Он тоже подвергся реконструкции. Его верхнюю кромку делят на части три вертикальные щели.
Щели выглядят естественными, но скорее всего они прорезаны древними строителями, так как каждая направлена на свою точку горизонта.
Часть верхних плит с останца во время строительства  сбросили. Видимо, были лишними.
Они по-прежнему находятся у его подножия.
В створе  южной щели стоит вертикально каменный столб.
Может быть это визир?
Северная кромка площадки выровнена с особой тщательностью.
Она служит платформой, на которой установлены шеренгой шесть гранитных плит.
Шеренга сориентирована с востока на запад и вплотную примыкает к останцу.
Хорошо заметно, что крайней, восточной, плите придана форма диска.
Не символ ли это Солнца?
Впрочем, каждый камень имеет свой, оригинальный, внешний вид. Видимо, их форма имеет особое значение.
Трудно сразу найти ответ, почему  место для строительства было выбрано именно здесь. Только можно предположить, что, видимо, выбор места  был очень важен для древних строителей.
В который раз, во всех подробностях оглядывая  преображённый отрог, оценивая  сложность проделанной работы, невольно приходишь к неизбежному выводу:
Это необычное сооружение было построено хорошо организованным человеческим сообществом.
Используя термины нашего времени, можно с уверенностью утверждать, что началу строительства  предшествовали тщательные изыскания и скрупулёзное проектирование.
Затем были вычислены объемы работ и количество  требуемой для этого силы.
Наконец, составлены планы совместного взаимодействия большого количества людей.
Бесспорно, всё это требовало специальных знаний и высочайшей квалификации.  Потому, что разрушение каменного бока горы, сложенного из крепчайшего гранита, тщательное выравнивание горизонтальной площадки, перемещение тысяч тонн образовавшихся глыб и щебня возможно только при вдумчивой организации труда.
Без сомнения, этот таинственный народ располагал талантливыми инженерами и руководителями.
Наконец, он должен был иметь материальные ресурсы для таких грандиозных работ.
Если мысленно воспроизвести ход строительства, то сложится любопытная картина.
Отрог, скорее всего,  изначально выглядел как непрерывная гряда.
Затем, в выбранном месте и на заранее рассчитанную глубину были удалены слагающие его гранитные отдельности.
Нижний срез возникшего прохода тщательно выровнен.
На образовавшуюся горизонтальную площадку были установлены в определённой последовательности гранитные плиты.
Даже с точки зрения сегодняшнего дня работа не простая.
Всё это свидетельствует о том, что в древности на этой земле всё же существовала неизвестная нам цивилизация, способная создать сооружение такой сложности.
И очевидно, что культура этих древних строителей была намного глубже и разнообразней, чем можно себе представить из нашего 21 века.
Осмысливая это, вдруг понимаешь, что наши  расхожие  представления  о  древнем человеке, как о неприкаянном полудиком бродяге в лохматой шкуре с жутким уханьем размахивающим дубиной, мало стыкуются с грандиозностью выполненных работ.
Да,  и  о  какой стыковке может идти речь,  если считается, что голова предка была всегда занята только одной мыслью – как поплотнее набить желудок?
В бессилии проникнуть в сокровенный смысл сооружения, ловишь себя на мысли, что хочется прибегнуть к простому ходу: объявить его «культовым», предназначенным «для отправления обрядов», а то и «торжественных ритуальных процессий».
Но люди в прошлом были также рациональны, как и сегодня, и никогда и ничего не делали просто так.
Оно не погребено под песками пустынь или наносами речного ила. Не скрыто среди библейских камней Ближнего Востока. Не затеряно в полной загадок южноамериканской сельве.
В центре Азии на стыке степей и Алтайских гор, у всех на виду стоит оно  тысячи и тысячи лет, несокрушимое перед ходом времени.
Немое свидетельство культуры и знаний неведомого человечества.
«Если взобрался на веpшину гоpы - пpодолжай взбиpаться дальше».
Выстроенные в шеренгу камни вряд ли служили для указания направления, так как линия  хоть и сориентирована в сторону запада, но, всё же, на несколько градусов смещена к югу.
По этой же причине «Забор» не мог служить указателем на север.

Да и строить столь сложные указатели -  мало смысла: любая примета на горизонте в месте заката солнца в день равноденствия укажет точное направление на запад.
Зная, где запад, север определить не сложно.
Не смотря на то, что в шеренге нет двух одинаковых плит, их форма и последовательность расположения тоже не дают подсказки.
И, хотя, в окружающем ландшафте укрывается множество  примет приложения человеческих усилий, общая картина не складывается.
Если бы эти камни умели говорить.  Но, кажется, они только иронично посмеиваются над тщетными усилиями, продолжая свой тысячелетний сон.
В бессилии перед их молчанием так и хочется, в соответствии с традиционной археологической классификацией, аттестовать это загадочное сооружение как «антропогенный объект неясного назначения».
Но лавры первооткрывателя не позволяют отступиться.
И однажды, в час, когда солнце заканчивало свой путь по небосклону, загадочный останец и странные камни таинственного забора будто ожили.
На площадке, как на древней рукотворной сцене, открылось представление Света и Тени. Света солнечного  и тени Останца. Эти два неразлучных пантомима, гармонично дополняя друг  друга, начали совершать бессмертное действо, полное тайн и откровений.

 И стали видимы средь сумеречной сини 
Все знаки, скрытые, лежащие окрёст:
И письмена дорог, начертанных в пустыне,
И в небе числа звёзд.
Максимилиан Волошин

 


Камни, до сей поры хранившие молчание, неожиданно заговорили. Уставшие от забвения, они наперебой рассказывали о своём предназначении
Останец со щелями и площадка перед ним – это  не что иное, как своеобразная камера-обскура каменного века.
Щели служат объективами, а тщательно выровненная площадка перед останцем – экраном.
Ежедневно, когда Солнце, клонясь к закату, начинает посылать свои лучи через щель, благодаря её особой конструкции на площадке образуется световое пятно.
Обрамлённое в тень останца, оно непрерывно движется по необычному экрану, отображая на нём движение  Солнца по небосводу.
По мере приближения Солнца к горизонту, световое пятно постепенно угасает и в момент заката, словно умирая, исчезает полностью.
Происходит это всегда у противоположного от останца края площадки.
Место захода Солнца, подчиняясь незыблемым законам Природы, изо дня в день, будто маятник, без устали перемещается по горизонту между летними и зимними солнцестояниями.
И в точном соответствии с перемещениями точки заката, самобытная камера-обскура перемещает по площадке место угасания солнечного луча.
Если между летними и зимними солнцестояниями зафиксировать  на площадке места, где световое пятно заканчивает свой путь, то получится подобие шкалы.
В пределах этой шкалы солнечный луч, отражая движение точки захода Солнца по  горизонту, словно маятник часов, будет вечно совершать колебательные движения, отмеряя Время.
Регистрируя в течение года на этой шкале место угасания светового пятна в момент захода солнца, люди древности получали возможность вести очень точный Календарь.
Это означает, что построив это каменное устройство, они теперь могли согласовывать свои действия и назначать свершение событий на определённую дату.
Как бы невероятным это не казалось, но такая шкала на площадке имеется, и она хорошо сохранилась.
Это  невысокая платформа в виде изогнутой дугой ступеньки, протянувшаяся вдоль вертикальной стены разрушенного отрога.
Сегодня она на большем протяжении укрыта нанесённым грунтом и поросла травой.
Особенно хорошо шкала просматривается в юго-восточном углу площадки.
Метки на её видимой части выполнены в виде сколов на её ребре.
Именно в этой крайней южной части шкалы точка угасания светового пятна замирает на пару дней на одном месте, сообщая о приходе самого продолжительного дня в году.
А затем, неспешно начинает путешествие к противоположному краю шкалы. Чтобы в урочное время, замерев  в крайней северной её части, известить о наступлении перелома в зиме.
Нам не ведом реальный процесс постижения человечеством законов Времени.
Но теперь, вглядываясь в это необычное устройство для его измерения, мы можем смело утверждать, что оно предназначено для наблюдения за хронологическими циклами, такими как полугодие и год.
Как и сегодня, эти циклы должны были иметь большое значение в обыденной жизни людей того времени, консолидируя их в единое сообщество.
Следует, так же, отметить, что Устройство, по своей сути, очень точное и безошибочное. Потому, что в основу его заложена раз и навсегда установленная закономерность движения Солнца по небосводу.
И ничто не может изменить этого положения вещей.
Поэтому, Устройство - это  не что иное, как вечный Хронограф, который позволял учёным того времени непрерывно и сколь угодно долго следить за Историей своей эпохи.
Поражает, насколько просто Хронограф устроен.
Но ещё больше удивляет разносторонность и глубина знаний его создателей.
Ведь, только при условии владения сложнейшим математическим аппаратом и законами небесной механики, определяющими движение Земли вокруг Солнца, можно было рассчитать  месторасположение сооружения в пространстве и разработать его уникальную конструкцию.
И, только затем, можно было безошибочно выбрать в ландшафте место  для  его размещения.
Как в столь отдалённые времена людям стали доступны подобные достижения разума?
Мы никогда не узнаем ответов на эти вопросы, если не попытаемся докопаться до истины.
А у людей того времени, нами не понятых, недооцененных и незаслуженно оклеветанных, у которых современная наука в большом долгу, уже не спросишь.
С тех пор прошли тысячелетия.  Изменился климат. Менялись куль­туры, религии, языки. Изменилось даже расположение звезд на небе.
Однако, Хронограф, это свидетельство уникальных знаний неведомого человечества, всё ещё продолжает непрерывно отсчитывать ход времени.
Видимо, прав был английский писатель Томас Харди, когда утверждал, что «Бывают вещи настолько невероятные, что в них невозможно поверить. Но нет вещей настолько невероятных, чтобы они не могли существовать».
Несмотря на кажущуюся простоту устройства Хронографа, ничто не вносило ясность в назначение каменного «Забора».
Имеет ли он отношение к счёту времени или у него иная функция?
Ничто не подсказывало ответа.
А всё помнящие камни, словно испугавшись, что наговорили лишнего, насупились и упрямо замолчали.
Меж тем, Солнце, ежедневно отмечаясь на горизонте, шаг за шагом приближалось к точке осеннего равноденствия.
Незадолго до его наступления очередное наблюдение за игрой Света и Тени позволило зафиксировать ранее неизвестное явление.

В день, когда световое пятно должно было вспыхнуть на линии, по которой выставлен «Забор», зародившийся луч света вдруг высветил его первую плиту. Неторопливо прокатившись по её крутому боку, он перепрыгнул  на следующую плиту. И только потом на площадку.
По мере приближения дня равноденствия, луч с каждым разом вспыхивал на торце  «Забора» всё выше и выше. И каждый раз он прокладывал себе новый путь, показывая на плитах ранее невидимые отметины.
За два дня до равноденствия луч, переместившись с первой плиты на вторую, угодил точно на её южное ребро. По нему он добрался до самой вершины пирамиды, высветив затем макушки предпоследней плиты.
В день равноденствия луч двинулся в путь уже по самой верхушке «Забора», а на плиту-пирамиду взбирался теперь по северной грани.
А с неё упал, на миг, прямо на макушку последнего в шеренге камня.
И сразу открылось, почему ему придана округлая форма.
Древние хранители Времени, фиксируя факт прохождения солнечного луча по самой вершине камня-диска, определяли наступление равноденствия.
А на следующий день солнечный луч уже не попал ни на одну из плит, объявившись уже на площадке севернее «Забора».
Ровно через полгода, когда зима поворачивала на лето, процесс повторялся. Только теперь, в противоположной последовательности.
Точно в равноденствие солнечный луч, пройдя по верху плит, вспыхивал на вершине камня-диска.
В последующие дни он постепенно сползал по их бокам всё ниже и ниже, пока полностью не перебирался на площадку.
К этому времени, накопленные впечатления дали ключ к пониманию истинного назначения «Забора».
Выстроенные по линии один за другим камни - это дополнительная шкала Хронографа. Она предназначена для точного отслеживания дня, делящего год на две равные части.
Подобно тому, как положение стрелок современных часов на средней линии циферблата говорит о наступлении полудня, так и прохождение солнечного луча точно по вершинам выставленных в шеренгу плит указывает на наступление равноденствия.
Для того, чтобы эта дополнительная шкала могла безупречно выполнять свою функцию, каждому камню придана своя, только ему присущая, форма. Каждый из них установлен в предназначенном только для него месте. Каждый камень тщательно сориентирован в пространстве.
Последующие наблюдения преподнесли новые открытия.
Спустя несколько дней, после равноденствия, солнечный луч вдруг перестал отображаться на площадке.
Как оказалось, причина кроется в конструкции камеры-обскуры: щель имеет слишком большую глубину.
Поэтому, с приближением захода Солнца к точке зимнего солнцестояния, луч уже не мог проходить щель насквозь и начал в ней теряться.
Именно в этот момент произошла смена персонажа: в игру вступил луч света, прошедший через вторую щель останца.
С каждым днём траектория нового луча пролегала всё ближе к линии Забора.
И, наконец, в первых числах ноября луч коснулся плит.
Поднимаясь всё выше он, наконец, высветил верхнюю грань камня-пирамиды. Это событие пришлось точно на середину между днями равноденствия и солнцестояния.
А далее, только зарождаясь, луч сразу же падал на площадку севернее шеренги, торопясь отметить неуклонное приближение самого короткого дня зимы.
Даже самое пылкое воображение вряд ли могло представить, что Хронограф устроен настолько сложно.
Оказывается, его дополнительная шкала, кроме регистрации дней равноденствий, предназначена ещё и для определения дней, делящих полугодие на четыре равные части.
В результате, у его создателей появилась возможность сделать свой Календарь ещё более точным.
Однако, даже сегодня в повседневной жизни людей не всегда есть  необходимость в такой пунктуальности.
Тогда, какая  же была необходимость в столь сложном Календаре у людей древности?
Этот, на первый взгляд, простой вопрос не перестаёт занимать.
Ответов на него интересных и разных можно найти много.
Но если постараться проникнуться духом древнейших эпох и рассмотреть сквозь призму археологии материальные остатки давно ушедших в прошлое цивилизаций, то можно обнаружить ещё один.
Оказывается, с древнейших времён люди вели тщательные наблюдения за взаимоотношениями Земли, Солнца и Луны.
Потому, что именно эта троица небесных тел определяет структуру и меру времени на Земле.
К тому же, Солнце и Луна определяют не только климат и условия жизни  на Земле, но и оказывают самое непосредственное влияние на судьбу каждого живущего на ней.
Поэтому, только стремление обладать возможностью предсказывать небесные явления, чтобы использовать их с наибольшей пользой для людей, может объяснить необходимость такого точного Календаря.
Только ради этой цели люди Каменного века могли позволить себе затратить столь колоссальные ресурсы на строительство Хронографа.

Таинственный, водружённый на гранитный пьедестал,  Он, кажется, вечно хранит покой этой земли.

Горы же, раскинувшиеся вокруг, выглядят большими добрыми существами.

Припадая к подножию Сфинкса, они кажутся простыми и бесхитростными.

И как раз эта начальная обыкновенность не сразу позволяет разглядеть в этих горах то, чем одарила их Природа.

Многие горы скрывают меж собой замкнутые с трёх сторон долины, по местному - урочища.

Одно из них носит название Ак-Баур.

Внешне маловыразительное, совершенно открытое и, в то же время, неприметное, это урочище не производит особого впечатления.

Обычная долина с заболоченными лугами, небольшими ручьями и родниками.

Внезапный прорыв сквозь толщу тысячелетий в скрытый и неожиданно сложно организованный мир забытого всеми народа  рождает ощущение прикосновения к большой Тайне.

И неважно, какие именно виды технологии применялись тогда для обработки камня, и каким образом перемещались каменные глыбы. Возможно, мы этого так никогда и не узнаем.

Вопрос в другом: - "Зачем они это построили?"

Вместе с тем, доступность сооружения поражает.

И хотя люди давным-давно забыли о нём, потеряли к нему дороги, оно терпеливо ждёт своего часа, чтобы напомнить - Время не исчезает бесследно. На всём оставляет Оно следы.  Нужно только научиться читать эту скрытую книгу.

Эта известная поговорка буддийских монахов заставляет искать хотя бы неявные, пусть плохо различимые и даже неоднозначные  приметы, которые могли бы подсказать, как это странное сооружение использовалось.

В каких университетах они учились?

Если это так, то, для наблюдения за взаимным движением небесных тел, вместе с Хронографом они должны были построить ещё и пригоризонтную обсерваторию Солнца и полной Луны.  Пригоризонтную – потому, что горизонт - единственное место на небе, где Солнце можно наблюдать незащищенным глазом.

Огромное конструктивное богатство таких сооружений, обнаруженных во всём мире, и разнообразие приемов наблюдений, которыми пользовались люди древности, предполагает, что обсерватория в Ак-Бауре должна  была быть оборудована тремя обязательными компонентами: рабочим местом наблюдателя, ближними и дальними визирами.

Дальние визиры должны были располагаться как можно дальше от наблюдателя, тем самым обеспечивая требуемую точность наблюдений.

На их роль подходит любая естественная или искусственная деталь на горизонте, фиксирующая точку события - вершина горы, отдельная скала, расщелина или прогиб на линии горизонта

Ближний визир может быть еще проще: каменный или деревянный столб. Его устанавливают ближе к наблюдателю так, чтобы он был хорошо виден.

Рабочее место наблюдателя - звучит очень солидно. На самом же деле оно может быть крайне скромным.

Важно одно: чтобы оно позволяло надежно фиксировать самого наблюдателя на одном и том же месте и с постоянным положением головы. Возможно, даже одного глаза.

Главной заботой наблюдателя в такой обсерватории было определение крайних  положений Солнца и Луны на горизонте, а так же фиксация дней равноденствий.

Потому, основным требованием к таким наблюдениям была точность, которая обеспечивалась как можно большим расстоянием между ближними и дальними визирами.

Целенаправленные поиски  в окрестностях  урочища вскоре увенчались находкой такой обсерватории - предельно простого, но гениально выполненного сооружения.

Окружающий горный ландшафт предопределил её уникальную особенность – наблюдение за светилами на закате.

Один из отрогов, который плавно стекает к горе-пирамиде, ограничивает урочище с запада.

Скальный выступ, тянущийся по самому хребту этого естественного возвышения, древними строителями выровнен так, что образует горизонтальную плоскость  на протяжении около полутора километров.

Формируя второй, ближний горизонт, эта искусно созданная платформа служит основанием для  ближних визиров.

Поразительно, но на платформе до сих пор сохранились  вертикально стоящие камни - визиры.

И сегодня они всё ещё указывают на зафиксированные в незапамятные времена значимые точки небесных событий.

Место наблюдений обнаружилось на северо-западном склоне горы, к которой примыкает Хронограф.

Расположенное над урочищем в единственно удобном для него месте, оно предоставляет прекрасный обзор для наблюдателя.

Горизонт и платформа с ближними визирами хорошо просматриваются на угол более чем 180 градусов.

Расстояние до ближних визиров превышает несколько сот метров, а до гор на горизонте – несколько километров.

Несмотря на то, что здесь можно было наблюдать небесные явления только на восточном секторе горизонта, обсерватория благодаря своим гигантским размерам позволяет предсказывать небесные события с величайшей точностью.

Всего таких событий восемнадцать.

До сих пор известны только две древние обсерватории, позволявшие наблюдать сразу несколько событий — Стоунхендж в Англии и Аркаим на Южном Урале.

Но возможности обсерватории Ак-Баура из-за её размеров, скорее всего, значительно выше!

Сложность представляет только то, что платформа с ближними визирами расположена ниже горизонта, а это не позволяет при наблюдениях непосредственно совмещать ближние и дальние визиры.

Но и эту проблему древние учёные решили с присущим им блеском.

В связи с этим, особый интерес вызывает рабочее место наблюдателя.

В его роли выступает большой валун. Его форма, приданная ему природой, как нельзя лучше помогает проводить  наблюдения.

Подвергнув его небольшой обработке, древние астрономы устроили на его вершине небольшую площадку.

На эту площадку устанавливался дополнительный визир с продольной бороздкой.

Во время наблюдений в тёмное время суток при помощи такого визира фиксировалось направление на точку события.

А затем, уже днём, на искусственной платформе по этой отметке устанавливался ближний визир.

Для того,  чтобы с большой точностью  предсказывать, например, солнечные и лунные затмения, древним астрономам кроме знания точек восхода и захода Солнца и Луны на горизонте, необходимо было ещё знать точное положение меридиана земной поверхности, на котором они находились.

Только относительно него можно было производить отсчёт перемещений тел по небесному своду.

А для этого им необходимо было найти северный полюс, то есть точку, вокруг которой перемещались звёзды на небосводе.

Поэтому рабочее место наблюдателя было приспособлено для решения ещё и этой задачи.

На стороне валуна, обращённой к северу, устроено место для размещения астронома.

Удобное углубление по форме напоминает кресло, в котором наблюдатель находился в полулежащем положении. Это позволяло ему неподвижно закреплять голову.

Сам же процесс наблюдения требовал от астронома выносливости и терпения.

Трудно даже представить объем той колоссальной работы, которая была проделана.

Потому, что умению предсказывать  солнечные затмения должны были предшествовать сотни лет наблюдений.

Определение значимых событий на небосводе нужно было производить в разные годы в одно и то же время с точностью до секунд.

А фиксировать их было необходимо в рамках календаря, рассчитанного на тысячи лет!

И возможно это было сделать только при составлении таблиц наблюдений.

Однако считается, что письменности в те годы ещё не было.

И вопрос «Как же они передавали знания?» повисает в воздухе.

Давно погас свет далеких эпох.

Но, несмотря на полное забвение, вереница тысячелетий не стерла обсерваторию с лица Земли.

Прекрасно сохранились все её компоненты, донося до нас из едва различимого прошлого стремление предков непременно создать целостную систему наблюдений за Небом.

Сладко дремлют сменные визиры, прижавшись к подножию валуна.

Неустанно отсчитывают время древнейшие солнечные часы.

По-прежнему  гномон, вырезанный на одной из плит «Забора», указывает на зенит Солнца в самый длительный день в году.

Каменный телескоп всё еще  нацелен на то место, где в ту далёкую эпоху солнце закатывалось за горизонт в день летнего солнцестояния.

Этот своеобразный научный инструмент, раз в год на одно мгновение фиксируя в своей глубине последний ослабленный солнечный луч, проходящий через равномерно сужающееся отверстие, позволяет с величайшей точностью измерять длину года.

Визиры, неустанно несущие вахту на горизонте, всё ещё хранят память о важных астрономических событиях.

С изумлением вглядываясь в эти памятники интеллектуального подвига неизвестного человечества, постепенно отбрасываешь предвзятое мнение о «первородной глупости» наших предков.

И всё решительнее признаёшь: был очень длительный доисторический период, в течение которого люди целеустремлённо наблюдали за планетами и звёздами, совершали великие открытия, одолевали трудные земные проблемы.

Протоцивилизации подарили Человечеству сонм  безвестных талантов и гениев, среди  которых были свои  Эйнштейны и Коперники.

Именно они оставили людям самые выдающееся открытия – постижение тайны течения  времени  и его исчисления.

Великие неолитические революции, начавшиеся около пятнадцати тысячелетий назад,  заложили духовные и материальные основы развития первых культурных обществ.

Коренные перемены были связаны с началом обработки земли и развитием ремесел, с изобретением письма и счета, развитием художественной и религиозной жизни.

Однако все эти изменения в образе жизни людей на Земле были всего лишь следствием  открытий, связанных с длительными наблюдениями за Небом.

Рассматривая крупицы древних сокровищ Ак-Баура, отчётливо осознаёшь, что эта  неприметная долина на окраине Алтайских гор, возможно и есть то место, где началась История современной цивилизации.

Эти бурые глыбы порфира,

Эти кварцы на гребнях холмов,

Каждый камень лежит в центре мира

Над утоптанным прахом веков.

Нет окраин, границ и провинций,

Мир вокруг запрессован в спираль,

И кварцитовой пылью искрится

Ось вселенной, простёртая вдаль…

Курдаков Евгений Васильевич

 

Кто сможет - возьмёт сколько может.

Слепой пройдет мимо.

Глухой отвернется.

И только зоркое сердце увидит Свет, услышит Зов и придёт, чтобы обрести сокровище, дарованное веками.

 

август 2010 года

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript